Разводим огонь в загробном мире для спорткаров Porsche

Михаил Петровский,

Зимние курсы Porsche казались мне не более чем пиаром. После жёсткого тренинга в Финляндии оказалось, что «зима» и «911» пишется строго слитно.

Автомобили, составляющие парк школы Porsche Driving Experience, формально мертвы. Они давно сослужили положенную им службу: это сплошь предсерийные образцы, выпущенные при наладке производства. Многие компании просто уничтожают первые тиражи — такие автомобили ни в коем случае не должны когда-либо оказаться в частных руках! Но списанные «девятьсот одиннадцатые» и Бокстеры отправляются в Валгаллу. Христианство не уточняет, рай это или ад. Обитель воинов. Машины кормят вкусным бензином и тщательно следят за их техническим состоянием для того, чтобы почти ежедневно отдавать на растерзание одержимым клиентам. В любом случае существование загробной жизни для Porsche — это факт.

Валгалла Porsche — это не какое-то определённое место: 583 машины моторизованной дивизии «Мёртвая голова» расквартированы по всей Европе. В Лейпциге, Спа, на Хокенхаймринге, в Финляндии... У Porsche одна из самых разнообразных спортивно-развлекательных программ для клиентов и тех, кто хочет представить себя таковыми. От лёгкого разогрева на заводском полигоне до многодневных тренингов на действующих гоночных трассах и за Полярным кругом. Национальные филиалы вроде американского, китайского или российского к Валгалле не относятся: там вкалывают «живые» машины, купленные за деньги, оттого и размах не тот. Не потусторонний.

Содержание «мёртвых душ» обходится Porsche в кругленькую сумму, потеря — не стоит ничего. Но и зарабатывают на них немало. Блестящее воплощение идеи безотходного производства.

Нас уже как-то приглашали на зимние занятия московской школы Porsche, но мы отнеслись к ним скептически. Мучить автомобили из пресс-парка в течение нескольких часов на территории Тушинского аэродрома — только портить себе карму. Другое дело Финляндия, самый удалённый от экватора и холодный уголок фирменного царства теней Porsche. Длинные тут тени, солнце едва поднимается над горизонтом. Низкорослые молодые сосны — наследие пожаров 30-летней давности — покрывают склоны сопок, словно вулканический пепел. Забравшийся сюда в поисках тайного знания ученик может провести тут целую неделю, мучая лишённые будущего автомобили, пока пройдёт вместе с ними несколько кругов поршевского адорая.

У меня какие-то свои счёты с ангарами, забитыми техникой. Бронетанковый музей в Кубинке или Монинский авиационный — какие бы ворота ни распахивал передо мной в детстве отец, за ними всегда ждал длинный день, полный приключений. Так и сейчас. Длинное, без окон неприметное строение с двухскатной крышей, меньше всего на свете напоминающее гараж, сулит затяжное веселье. Внутри греются три десятка автомобилей Porsche. Подавляющее большинство — разномастные «девятьсот одиннадцатые». Разноцветные, чистые, блестящие — даже клиенты под впечатлением, хоть и спят дома в обнимку с любимым Porsche.

Начальный зимний курс Camp4, проводимый в Рованиеми, — это выход на лёд в нешипованных шинах, который обойдётся как минимум в 2900 евро. Наверняка этого покажется мало, и за 4350 евро человек продолжит занятия чуть севернее, в Ивало по программе Camp4 S на полуторамиллиметровых шипах. Ещё ближе подтянуться к вершине мастерства можно на четырёхмиллиметровых «когтях». Но для этого придётся вернуться в Финляндию ещё раз и заплатить 5400 евро. Так вот, мы, журналисты, прыгаем разом через пару ступенек — российское представительство Porsche выкупило для нас три места в топовом мастер-тренинге Ice Force.

  • Гражданские шины Hakkapeliitta 7 дополнены сотней шипов с вылетом 4 мм.
  • Спортивные углепластиковые ковши — настоящий подарок для участника Ice Force. Жаль, не все машины оборудованы такими.
  • Пять трасс управляемости, шесть площадок для стандартных упражнений и ипподром — на озере Пасасхярви в получасе от Ивало с утра до вечера кипит работа. А иногда и позже...

Курс Ice Force не отягощён методологическими обсуждениями. Он рассчитан на выпускников младших классов зимней поршевской школы и на протяжении последних шести сезонов был высшим её уровнем. В английском языке есть ёмкое и очень важное для автомобильного человека слово performance. Оно означает общую производительность машины, за ним скрывается комплекс характеристик, определяющих её динамические свойства. Ice Force — программа, в значительной степени ориентированная именно на performance. В данном же случае речь идёт не только о свойствах автомобиля, но и человека... Здесь развивают performance вообще. И Ice Force — программа, в значительной степени ориентированная именно на него, на performance.

В то время как участникам программ Camp4 и Camp4 S твердят об осторожности, безопасности, постоянно говорят не делать то-то и то-то, тут из рации рвётся высокий, переходящий на задорный крик голос инструктора, датчанина Яна Кальмара: «Газ! Газ! Газ-газ-газ-гааааааз!» Это и есть мастер-тренинг от глагола to master, означающего овладевать чем-то в совершенстве. Ян, ярчайший персонаж школы, определяет ещё тоньше: овладеть — это значит научиться держать всё под контролем, точно знать, что делаешь.

Ведущий инструктор нашей группы Ян Кальмар — бессменный участник курсов Ice Force. Он и пилот-испытатель, занятый в доводке не только автомобилей Porsche, но и других марок (Ян, например, ставил на крыло Koenigsegg CCR). И совладелец гоночной команды Jetalliance, выставляющей в этом году заводские автомобили Lotus Evora категории GT2 в «24 часах Ле-Мана».

Сначала нас заставляют виснуть в затяжных скольжениях, что в кайф любому «девятьсот одиннадцатому». Особенно если это полноприводная версия Turbo, пусть и формально мёртвая. У неё достаточный запас курсовой устойчивости, чтобы занос, спровоцированный сбросом газа, развивался плавно и легко контролировался рулём или тягой. Заднемоторная компоновка подразумевает достаточно большой момент инерции, что, как ни странно, на льду оказывается во благо и помогает успешно перекладывать машину из поворота в поворот, пользуясь эффектом динамического хлыста. Нет здесь двусмысленности в откликах на подачу топлива, свойственной многим полноприводникам. Нужно лишь перебороть естественное желание стабилизировать машину в ранней фазе скольжения — Porsche 911 Turbo способен выгрести из, казалось бы, патовой ситуации. Очень живенько даже для живой души!

Зубастые 500-сильные Turbo c «жабрами» воздухозаборников на боках — основной инструментарий инструкторского коллектива.

Когда от необходимости смотреть в боковое окно уже ноет шея, нас пересаживают на заднеприводные атмосферные «эски». Carrera S по щучьему велению ничего не делает. Вольного обращения с акселератором не прощает — всё чаще на трассу выезжает Cayenne, выполняющий работу дежурного буксира. Хочешь не хочешь, но от размашистой езды переходишь к более эффективной. На проложенной по льду озера извилистой трассе в хвост мне пристраивается инструктор: держится в нескольких метрах и комментирует ошибки. Давайте-ка, братцы, меньше скольжений, держимся траектории. Ещё один момент, характерный только для мастер-тренинга. Нас всё время подгоняют, не запрещают хронометрировать заезды, постоянно подогревают соревновательный дух — словом, делают всё, чтобы скорость росла.

Инструкторы садятся в твою машину редко. В основном они преследуют тебя и, пользуясь рацией, вылавливают ошибки на ходу.

Между прочим, помимо пяти с половиной тысяч евро за собственно Ice Force, каждый из участников внёс страховой депозит: администрация заблокировала ещё по десять тысяч на их кредитках. Этакий дисциплинирующий акт устрашения. В действительности тут нужно очень-очень постараться, чтобы повредить школьную машину. Совсем уж неадекватных вычисляют и отстраняют от занятий, как правило, раньше, чем они успевают накосячить на свою «десятку». Хотя даже приличный клиент может оказаться не у дел: перед началом занятий неожиданно нагрянула полиция и (коль скоро мы уже расселись по машинам и преодолели 500 метров подъездных дорог) изъяла несколько водительских удостоверений у тех, кто предавался обильным излияниям с вечера.

За буксировку повисших на снежном бруствере машин отвечают Кайены, но бывают ситуации, когда их способностей уже не хватает. Тогда бегут за трактором. Водители Кайенов, как правило, финские парни и девушки, не отказывают себе в удовольствии, сделав дело, прохватить по трассе боком.

То, что школьный парк составляется из «мёртвых душ», не значит, что его формируют как попало. Школа — очень эффективный маркетинговый инструмент, улыбаются сотрудники. «Мы как бы не продаём автомобили, только сувенирную продукцию. Но мы продаём!» И не без удовольствия рассказывают давно, видно, вызубренную байку о том, как один из учеников прямо за рулём школьной Панамеры аннулировал по телефону заказ на Quattropоrte — говорят, даже потерял на этом деньги. Панамер тут только две, а вот теплолюбивых родстеров Boxster Spyder добрый десяток. Наверняка кто-то поведётся на эту экзотику. Хотя странновато она смотрится за Полярным кругом. Словно группа пассажиров рейса Emirates в Майями, совершившего в Ивало вынужденную посадку.

На льду 320-сильный Boxster Spyder смотрится странно, но чувствует себя как рыба в воде. Машинка легко закручивается вокруг расположенного в базе двигателя, и по сравнению с ней полноприводная Carrera кажется слишком стабильной, с сильно выраженной недостаточной поворачиваемостью. А заднеприводная — излишне привередливой.

И всё-таки Boxster Spyder — это лёгкий среднемоторный Porsche. Ветер, может, и посвистывает в дубеющих на морозе складках крыши, но едет по голому льду машина чарующе. Если сравнивать Boxster с заднеприводной Каррерой, то родстер больше подходит для быстрой эффективной езды по нестабильному покрытию. Отклики на управляющие действия тут быстрее, центр масс ближе к вертикальной оси вращения. Отзывчивость и подвижность оставляют подготовленному водителю больше возможностей исправить допущенную ошибку. В итоге именно Boxster стал моим хранителем в Валгалле. На той трассе, за которой были закреплены Спайдеры, мне удалось показать лучшее время в нашей группе. А за рулём «девятьсот одиннадцатых» я не блистал.

Женственная Carrera 4S для большинства учеников — идеально сбалансированное методическое пособие на таком курсе, как Ice Force. Мощность на льду не так важна, а отклик на газ тут более линейный, чем у Turbo. Но лично мне больше по душе Boxster.

Происходящее на льду так восхитительно, что хочется вылезти из тёплого, немного пахнущего потом салона и залезть в ближайший сугроб, вооружившись фотоаппаратом. Не беда, что на улице минус 17 — картинка того стоит. К тому же напрокат взяты умные финские ботинки: резиновые, с войлочными вставками. В общей сложности я, вероятно, пожертвовал ради съёмки целым днём занятий и получил от этого ничуть не меньше удовольствия, чем от собственно пилотажа. А удовлетворения — пожалуй, даже больше. Ведь процесс тренировок бесконечен, наездиться невозможно. Всё мало, мало. А фотографии к материалу либо есть — и ты счастлив, либо их нет — и ты убит. И ни в какой небесный пансионат тебя не пустят: ленивые репортёры попадают конкретно в ад...

Изюминка программы Ice Force — ночные заезды. Нечто, что трудно вообразить в системе автомобильных развлечений. Даже профессиональные журналистские тест-драйвы, в которых принимает участие подготовленная в массе своей публика, обычно сворачиваются дотемна — в противном случае риск всякого рода неприятностей сильно возрастает. А тут в самой хилой машине 320 л.с., кругом лёд, никаких ограничений скорости — и всё это в кромешной темноте. Но инструкторы чётко декларировали стремление укатать нас до полного изнеможения — этого трудно добиться за короткий световой день зимой за Полярным кругом.

Немцы, надо отдать им должное, нашли весьма элегантное решение, как сделать ночные заезды безопаснее. Они ввели игровой элемент — раллийную стенограмму. Отсылка к ралли не кажется чем-то притянутым за уши, а воспринимается абсолютно естественно: у Porsche богатая история выступления в этой дисциплине, а многие инструкторы — раллисты, включая закреплённого за нашей группой Ника Эдвардса.

Молодой раллист Ник Эдвардс интегрирован во все ездовые проекты Porsche, включая показательные выступления Porsche Road Show и тренинги по всему миру. Вообще быстрые европейцы не чураются инструкторской работы. А в Финляндии, кроме всего прочего, можно найти жену. Ведь среди голубоглазых блондинок-хостесс есть покладистые стюардессы Finnair, которым, говорят, положено определённое время в году проводить на земле.

Под вечернюю программу зарезервировали два трека: на одном хозяйничали моноприводные купе Carrera S, на втором — Бокстеры. Днём нас запустили на эти дорожки для прописи стенограммы. По идее мы должны совершить всего пару проездов, как в реальных соревнованиях. Но на поверку мы катались столько, что можно было не только точно отредактировать записи, но и, что называется, вдолбить конфигурацию в руки. Запомнить её на уровне моторики.

Члены экипажа периодически меняются ролями. Поскольку у каждого пилота своё видение трассы, то в стенограмме твоего партнёра она может измениться до неузнаваемости. Но если ты штурман, то будь любезен читать так, как тебе продиктовано.

Предполагалось, что, как стемнеет, мы помчим на время. Журналисты — публика с развитым соревновательным духом. Мы завелись в предвкушении гонки. Штурманы зубрили стенограмму и переписывали набело неразборчивые закорючки. О, несомненно, наша группа подготовилась лучше всех и порвала бы любого клиента. Ведь пока мы в десятый раз проговаривали свои «лево один, направо два», порше-драйверы расслабленно пили чай с печеньем. Однако по прибытии на старт выяснилось, что никакой системы, позволяющей вести точный хронометраж, у инструкторов не предусмотрено. Своё время мы должны были замерять сами при помощи встроенного лэп-таймера или, извините, телефона. Единственным объективным признаком нашего уровня можно было считать простой Кайенов.

Пусть от ночной программы осталось ощущение маленького обмана, пусть никто ничего не выиграл... Но что это за необыкновенное чувство — с полностью открытым дросселем бросаться в черноту, из которой, как из разодранной подушки, сыпет снег, рассеивающий свет фар! Не сбавляя хода, бросать машину туда, где, по словам штурмана, должен быть поворот, — и находить там дорогу. Причём всё это происходит за рулём Porsche, в сопровождении секстета лежащих валетом цилиндров, при содействии блестяще настроенных трансмиссии и подвески... Мало ли ночных удовольствий можно получить за пять пятьсот — но гигантский слалом по распоротой подкладке Валгаллы всё равно будет одним из самых ярких.

Алые заднеприводные «эски» в обвесах с лихо заломленными антикрыльями — словно эскадрон призраков летучих улан. Заезды проходят с выключенной системой стабилизации, но мы старались не злоупотреблять спортивными режимами подвески и блока управления силовым агрегатом — слишком чувствительна Carrera S к динамическому перераспределению массы и изменению пятна контакта. Из-за неравномерного износа шин купе вообще иногда перестаёт ехать прямо и требует постоянного подруливания.

Официально к занятиям в Ice Force не допускаются новички. Но в действительности, скажу вам по секрету, вопрос участия в этой вакханалии драйва — это вопрос денег и настойчивости. Даже Porsche не в силах отказать клиенту в желании потратить пять с половиной тысяч евро. Я не стану агитировать вас делать немцам план по младшим курсам: если у вас есть достаточный бюджет — лучше не размазывать его полумерами, а сразу пробиваться на Ice Force всеми правдами и неправдами. В конце концов организация мастер-тренинга достаточно хороша, чтобы защититься от людей, не ведающих, что творят.

Две Панамеры в Ice Force — это, судя по всему, живые души, застрявшие в Валгалле. С ними персонал осторожен: катают по очереди и только по стандартному упражнению в виде змейки, выставленной на небольшом овале. После «девятьсот одиннадцатых» и Кайманов тяжёлая переднемоторная машина кажется неповоротливой, но и здесь полный привод многое позволяет.

Но есть занятия, куда фиг попадёшь с улицы. Нельзя Porsche без элитного уровня. В этом году программу расширили за счёт курса Ice Force S — тут школа сама решает, кто достоин участия: лучшим ученикам отправляются именные приглашения. Упражнения там не отличаются от тех, что отрабатывали мы. Разница в скорости — автомобили ставят на боевые раллийные шины с тремя сотнями семимиллиметровых шипов. Такие используются в ралли Монте-Карло.

Особенную машину, занятую в Ice Force S, выдаёт малая ширина боевых шин с семимиллиметровыми шипами. Забавно, что обувь разная: на передних лапах — BF Goodrich, на задних — Michelin.

Напоследок нам устроили пятиминутку открытых дверей в закрытом клубе Ice Force S. Чтобы мы пустили слюну, каждому позволили сделать на купе Carrera S с длинными «гвоздями» три круга по ипподрому. Это очень по-взрослому. Сразу вспоминаются Раменское и чудовищные аварии вдвое менее мощных машинок. Движение против часовой: два длинных прямика, пара левых поворотов. Держак феерический! Капризная, чувствительная к ошибкам машина вдруг становится если не в доску своей, то вполне дружественной.

Только нарастающий под тягой угол заноса и характерно чистый руль напоминают, что ведущая ось одна. Кстати, если не увлекаться скольжениями, а ехать скупо, вкатыванием, то ход в повороте получается несусветно большим.

Скорость перед входом на дугу колоссальна по меркам уже накатанного, поэтому нас страхуют подготовительные ретардеры из конусов: на торможении нужно сперва прижаться к внутренней обочине, затем сместиться наружу. Получается, что замедление происходит в лёгком боковом скольжении, из которого машина сразу перекладывается в длинный вираж. Газ — и заднеприводная «эска» ускоряется не хуже полноприводной на меньших шипах. Вот бы опробовать такие шины на 911 Turbo! Вот бы прохватить на них ночью...

Многие производители держат свои машины на скандинавском льду зимой. Свои озёра есть у Audi, Mitsubishi, Мерседеса, даже у Bentley расчищена своя площадка! Всех не перечесть. (Вон, кстати, машины спортивной школы Subaru возвращаются засветло на базу...) И без псевдораллийной «ночи длинных ножей» школа Porsche, при всем своём пафосе, была бы похожа на прочие. Но немцы удивили смелостью: ничего подобного я не пробовал, хотя курсов, в том числе и зимних, прошёл предостаточно. Впрочем, чему удивляться: это же Валгалла. Двум смертям не бывать. На крайний случай у Porsche есть ваша «десятка» евро.

За кадром

Когда у кого-то из учеников чисто выходит упражнение, балагур Кальмар картинно сетует на то, что его выживают с работы, и грозится уволиться. Но уже шесть лет кряду он работает тут не то чёртом, не то херувимом. Не пропустил ни одной волны Ice Force, где тренирует людей фактически по собственной методике. А когда вдруг становится скучно, Ян прыгает в Cayenne сопровождения и проезжает по трассе в таких глубоких заносах, что не очень-то и понятно, как машина продолжает двигаться вперёд. Но, видно, такова особенность Кайена: большая масса позволяет ему по инерции двигаться в нужном направлении даже тогда, когда угол скольжения превышает 90 градусов...
Вверху — полиция во время неожиданной продувки на алкоголь и расходомер Porsche 911 Turbo, который демонстрирует достаточно скромный аппетит (учитывая условия эксплуатации) — 29,9 л/100 км.
Внизу — жизнеутверждающий интерьер, в котором проходят школьные завтраки, декорированный винтовками разных стран и оленьими рогатыми черепами. Добрая, заряжающая на продуктивный день энергетика.

Больше видео Porsche на нашем официальном канале YouTube, а дополнительные фотографии с мероприятия — на страничке DRIVE.RU в сети Facebook.

Редакция благодарит российское представительство фирмы Nikon за предоставленное съёмочное оборудование.

Комментарии 1
Поделиться
Лайкнуть
Отправить
Закрыть
ВКонтакте Facebook Одноклассники Рассылка Подпишитесь на новости Драйва, чтобы ничего не пропустить.

Комментарии

Загружаем комментарии...