Renault › В чём смысл формульной жизни Виталия Петрова

Михаил Петровский,

За плечами у Петрова девять лет гоночной карьеры. Картингом он никогда не занимался и начинал с кольцевого монокубка Lada. В 2003-м махнул в европейскую Формулу Renault, потом перешёл в Формулу-3000, в GP2 — и стал первым россиянином в Формуле-1.

В конференц-зале завода Renault F1 в Энстоуне стоит тренажёр Batak Pro для развития реакции и координации. За тридцать секунд я попадаю по клавишам этой штуковины больше сорока раз, а Петров — больше пятидесяти. Представляю, как мы живенько проведём триста секунд, отведённых под интервью с глазу на глаз.

Но в очереди на аудиенцию я, наверное, десятый по счёту, и огромные глаза Петрова смотрят на меня так устало, словно моя фамилия — дополнение к слову «мучитель». Мучитель Петрова. Я привёз в Англию чёртову прорву вопросов к Виталию от читателей DRIVE.RU и пользователей DRIVE2.RU. А теперь, виновато включая диктофон, хочу только, чтобы парень отдохнул.

DRIVE.RU: Экс-пилот Формулы-1 — это же статус на всю жизнь. Где бы вам потом ни пришлось гоняться, вы останетесь «тем русским парнем из Ф-1». Когда вы сюда попали, возникала мысль: «Всё, я в шоколаде»?
Виталий Петров: Тут же надо ещё закрепиться, удержаться. Формула-1 не даёт тебе много времени на раскачку. Если ты допускаешь много ошибок, у тебя ничего не получается, тебя просто выгонят отсюда — и всё. Пике же выгнали, посадили Грожана — и тоже выгнали, потому что не показал свой потенциал.

DRIVE.RU: Значит, прессинг всё-таки присутствует?
В.П.: Да, я пока его ощущаю не так сильно, потому что совсем новичок. Но это чувство придёт рано или поздно. До меня вообще дошло, что я в Формуле-1, только после третьей гонки. Оказалось, что машина настолько быстрая! Столько всего в ней можно поменять... Меня поразило, как команда работает. Здесь совсем другое отношение: все слушают только гонщика, когда он на трассе. Только его слова могут помочь улучшить машину к следующему этапу.

Несмотря на аварию, Виталий считает Гран-при Турции — 2010 замечательным уикендом. Главное, говорит, не расколошматил машину на тренировках, как делал много раз по ходу сезона. Когда разбиваешь новые части, которые команда готовит и привозит на гонку, их заменяют старыми. В Турцию новое антикрыло прислали прямо к субботней квалификации. Поскольку Петров его не сломал, сразу был виден результат. По словам Виталия, должное состояние машины поспособствовало сокращению разрыва между ним и его партнёром по команде Робертом Кубицей. «К тому же он опытный — куда мне до него. Гонка показала, что мы не так уж и далеко, в одной-двух сотых», — говорит первый россиянин Формулы-1.

DRIVE.RU: Трудно ли удерживать высочайший уровень концентрации в течение всей гонки?
В.П.: Нет, у меня с этим с самого начала порядок. Я вам приведу пример. Мы стартуем с распределением тормозного усилия по осям 42:58 в пользу задней (это делается, чтобы передок не блокировался на тяжёлой заправленной машине). Потом по ходу гонки тормозной баланс постепенно смещается вперёд (и я его ещё чуть-чуть изменяю от поворота к повороту). Так вот, в Турции за 15 кругов до финиша у меня было уже 64% впереди — возможный максимум. И 45 кругов я сделал без единой ошибки. А потом у меня просто заблокировались задние колёса, и я впервые за гонку потерял время.

DRIVE.RU: Вы кажетесь мне непоколебимо стрессоустойчивым. С одной стороны, я слышу, как вы открыто признаёте свои ошибки, с другой — не вижу, чтобы происходящее вас сильно волновало.
В.П.: Я просто абсолютно спокоен.
DRIVE.RU: А это не оттого, что вы не из тех, кто мечтал о Формуле-1 с пелёнок, а пришёл сюда, когда появилась такая возможность?
В.П.: Не знаю. Наверное, я просто такой человек.

DRIVE.RU: Как вы учите незнакомые трассы? Есть ли какие-то продвинутые, близкие к реальности заводские симуляторы?
В.П.: Ничего такого нет. Просто PlayStation. Я учил на нём Австралию, а потом приехал туда и понял, что в реальности всё по-другому. Так можно только последовательность поворотов запомнить.
DRIVE.RU: Ваша теперешняя жизнь — это та жизнь, которой хотелось? Или идеальное представление о ней несколько иное?
В.П.: Нет, я хотел попасть сюда. Это то, что я представлял, что было целью. Хоть жизнь эта тяжёлая и нудная. Вот такие мероприятия особенно. А что делать?

Совместная работа Петрова и Кубицы заключается лишь в том, чтобы объединять усилия, требуя каких-то обновлений для машины. Например, они сообща ходят жаловаться на нехватку прижимной силы к руководителю команды — пусть, мол, нажмёт на разработчиков в Энстоуне.

DRIVE.RU: Сколько вам лет сейчас?
В.П.: Двадцать пять.
DRIVE.RU: А это те двадцать пять, когда вы знаете, чего хотите достичь через десять лет, или каждый новый день для вас просто день?
В.П.: День и день.

DRIVE.RU: На Интернет есть время?
В.П.: Да, сижу постоянно. Читаю новости, почту.
DRIVE.RU: А нет желания делать что-то в Сети?
В.П.: Не хочу. Моя работа там ограничивается разбором почты. Для остального есть специальные люди — пусть этим занимаются. Для блога если только иногда что-то наговариваю. Но самому его вести, печатать — нет.

DRIVE.RU: Вы, молодые гонщики, ребята, конечно, особенные. Сколько я ни общался с вами — ощущение одно: вам ничего не надо, лишь бы сесть и нестись.
В.П.: Чтобы нестись, надо сперва правильно машину настроить, чтобы она была готова к этому, а потом уже...
DRIVE.RU: Значит, главный кайф — в процессе подготовки?
В.П.: Нет! Конечно, пилотировать машину — самое приятное ощущение. Главное, чтобы пилотаж был в удовольствие. Иногда бывает, что ты едешь, а машина тебя не слушается. Неприятно.

DRIVE.RU: Это езда ради езды? Или ради результата? В чём удовлетворение?
В.П.: В том, когда ты можешь догонять соперников. Когда ты чувствуешь, что машина это позволяет. Когда тебе приятно ею управлять. А то, бывает, едешь последним, машина не управляется...
DRIVE.RU: А если представить идеальную ситуацию: машина чудесна, всё получается... Что главное — процесс или результат?
В.П.: Процесс, процесс! Правда, когда едешь первым, хочется быстрее финишировать. Начинаешь переживать, что что-то может сломаться, двигатель отказать, то-сё...

Меня дёрнули за плечо: ваши пять минут истекли, Михаил. Уже? Я наконец-то вспомнил о вопросах драйвовцев.
DRIVE.RU: На чём вы ездите?
В.П.: На чём придётся. Арендованные машины. На гоночный уикенд мне пригнали недавно Clio RS.
DRIVE.RU: А что, хороший автомобиль!
В.П.: Да, о-о-очень хороший... (Сказано было с изрядной долей сарказма.)
DRIVE.RU: А автомобиль-мечта у вас есть?
В.П.: Нет. Но Bugatti Veyron неплохо было бы иметь в гараже.
DRIVE.RU: А дома что же?
В.П.: Дома всё больше на внедорожниках приходится ездить.

Последняя фраза в устах Выборгской ракеты прозвучала очень грустно. На моё «спасибо» он ответил: «Не за что». И впрямь не за что: я не спрашивал про столкновение с Алонсо в Турции, которое Петров, кстати, считает чистой воды гоночным инцидентом. А мне неинтересно. Сама Формула-1, равно как и весь автоспорт и даже автопромышленность в целом, совершенно мне безразлична, если за ней не стоят лица, характеры, отношения. Пусть даже эти характеры оказываются не столь возвышенными, как мне того хотелось бы. Герои выглядят героически только в кино. Ну или если герой — это профессия.

Комментариев пока нет
Поделиться
Лайкнуть
Отправить
Закрыть
ВКонтакте Facebook Одноклассники Рассылка Подпишитесь на новости Драйва, чтобы ничего не пропустить.

Комментарии

Загружаем комментарии...