Mazda mx-5. Наш поединок с авторевюшником Мельниковым на последних кругах добавил журналистскому состязанию профессионального накала.

Радуемся серебру гонки Mazda MX-5 Ice Race

Михаил Петровский, . Фото фирмы Mazda

Наш поединок с авторевюшником Мельниковым на последних кругах добавил журналистскому состязанию профессионального накала.

Любительские гонки интересны только их участникам. Увы. Отправляясь на екатеринбургское соревнование журналистов Mazda MX-5 Ice Race, я соглашался на сделку с совестью. Очень хотелось выйти на лёд (ведь я уже пропустил по болезни прошлогоднюю международную гонку в Швеции, где сборная России победила), хотя при этом было совершенно непонятно, о чём писать. Родстер MX-5 досконально изучен. Быстрые журналисты у нас всё те же. Урал... я его, считай, и не видел. Сюжет обеспечили люди.

Даже в таком спартанском автомобиле, как MX-5, найдётся что-то на выброс. Наибольшую экономию массы дал демонтаж крыши-трансформера. Как вы понимаете, поверх каркаса она не закрывается.

Mazda — единственный иностранный автопроизводитель, который держит в России свой гоночный автопарк и регулярно проводит спортивные мероприятия для клиентов и прессы. Боевые родстеры MX-5 нарекли именем собственным, как самостоятельную модель, — Aori. Ветер стремительный. Машинка и впрямь резвая: стандартный 160-сильный двигатель дышит свободнее благодаря системе выпуска со сниженным сопротивлением и тащит на себе на 120 кг меньше. Хороший пример бюджетной подготовки автомобиля для любительских гонок и трек-дней.

Спортивные пружины и амортизаторы избавляют родстер от врождённой раскачки. Хотя на льду мягкая штатная подвеска была бы предпочтительнее. Движение по льду на гражданских шипованных шинах Michelin требует молниеносной реакции.

Тут нет съёмной крыши, выпотрошен салон. Зато каркас безопасности существенно повышает жёсткость открытого кузова. При меньшем клиренсе, регулируемой подвеске и отличных от серийных углах установки колёс Aori гораздо отзывчивее донора. Не зря выводок разноцветных двухдверок отметился не только на российских гоночных треках — в Нижнем Новгороде, Смоленске, Мячково, под Питером и в Красноярске, — но и на легендарной формульной трассе Спа-Франкошам...

Я пока не достиг таких профессиональных высот, чтобы комментировать гонку прямо из боевого автомобиля. А почувствовать колорит езды по льду можно и во время тренировки.

Но не одними машинами... Из самой Австралии прикатили журналисты-антиподы брать реванш за прошлогодний проигрыш в Швеции. Бог знает сколько летели они в Екатеринбург и, кажется, немного расстроились, увидев дорожные шипованые шины Michelin X-Ice II. Ребята рассчитывали на боевой шип, некоторые даже тренировались ради этого на грунте. Но лёд, как известно, сразу даст ответ: лучшие австралийцы не объехали на тренировках лучших россиян. К тому же у организаторов была чёткая установка сберечь технику, сохранив наиболее рискованный формат очной гонки. В ней должны были стартовать сразу шесть машин. С боевыми шипами ничем хорошим это бы не кончилось.

Команда Австралии катала на каркасе плюшевого кенгуру, а в тренеры ей достался Борис Шульмейстер (с пит-бордом в руках) — главный обидчик антиподов на прошлогодней международной гонке в Швеции.

При всём уважении к усилиям заокеанских коллег и вопреки общероссийской любви к иностранцам австралийцы не стали для нас гвоздём программы. Всё наше внимание было сосредоточено на шести звёздных российских спортсменах, которых Mazda пригласила шефствовать над журналистами в гонке. Козанков, Черевань, Сотников, Грязин, Шульмейстер, Левятов — на постсоветском пространстве эти фамилии говорят сами за себя. Жаль, антиподам никогда не объяснишь, какие это значительные люди в нашем не избалованном вниманием автоспорте. Слишком издалека придётся начинать...

Без преувеличения — цвет российского гоночного сообщества. Звёздные гости Мазды (слева направо): Борис Шульмейстер (в автоспорте 28 лет), Владимир Черевань (его карьера длится уже 44 года), Виктор Козанков (гоняется 34 года), Александр Сотников (24 года в спорте), Денис Левятов (гоняется 28 лет). Крайний справа — директор гонки Олег Кесельман (как раз отмечает 30-летие в спорте).

Австралийцы не дали возможности своему наставнику, знаменитому раллисту Станиславу Грязину (справа) испробовать призового шампанского. Как в основной гонке, так и в суперфинале, где каждую страну представляли по три быстрейших пилота, весь подиум заняли россияне.

После отборочных заездов самых быстрых журналистов разделили на команды по трое. Жеребьёвка определила тренеров для каждой тройки (тут и правда был как бы один коренной и пара пристяжных). Я попал к знаменитому кольцевику Александру Сотникову, который и внешне, и по темпераменту напоминает молодого Подорожанского. Это как-то сразу располагает. Прежде я всего раз участвовал в командном состязании — на длинной гонке серии Legends. Интереснейшая работа — вместе чего-то добиваться. Наличие общей цели определяет поведение: например, двое в нашей команде по жизни не общаются. Ничего, отработали, где надо помогали друг другу.

Под патронажем Сотникова. Александр напомнил мне, в чём на самом деле миссия руководителя: он должен определять дух команды. При всех своих регалиях многократного чемпиона России в различных дисциплинах Александр очень заводной дядька. Не зря он тянет на себе всю оргработу на недавно открытом Смоленском кольце.

Другим командам повезло не меньше нашего. Вон сам Виктор Козанков, многократный чемпион СССР и России по кольцевым гонкам «на спортивных и гоночных автомобилях». Самый тихий из асов, уравновешенный. Но чувствуется в нём будто бы военная выправка. Только не в советскую форму его надо переодевать, а в солдата первой империалистической — прям вылитый георгиевский кавалер. А за соседним столом наставляет своих Владимир Черевань, легенда ралли и трека. Сотников, живущий неподалёку от него, знает о Череване миллион весёлых историй — да все, кажется, могут порассказать о Владимире Владимировиче! Гроза дорог и обочин. Как отгремел хохот после очередной байки, Черевань подсаживается к нам. Человек в возрасте — с имиджем взаправдашней рок-звезды. Ему комфортно в центре внимания. Чувствуется, что непростой по характеру. Не из теста слепленный. Наверное, за то и любят.

Владимир Черевань полному тёзке Мельникову: V — значит «виктория»...

Собираются все за нашим столом. Мой добрый приятель, потомственный раллист Денис Левятов. Катал он в школе девчонок на закаркашенных «Жигулях» отца, тренировавшего сборную СССР по ралли. А потом были и призы в Кубке России, и подиумы на этапах чемпионата Европы. Но сперва были одноклассницы. Женат на одной до сих пор! Уважаю. Тут же — Станислав Грязин, чемпион России по ралли, перевернувший в своё время представление о бизнес-драйверах. Талант. Фактура — не стой под стрелой, но обаятельный — хоть делай с него мягкие игрушки для сувенирных лавок любимого им Нюрбургринга. Борис Шульмейстер: вроде очень быстрый кольцевик — а вот поди ж ты, лучше всех тут присутствующих профи прочувствовал гражданский Michelin на льду и оказался самым быстрым за рулём Aori. Олег Кесельман, которого вы все знаете по нашим power-тестам, сегодня на правах хозяина, директора гонки. Черевань резюмирует: все мы тут автотрахнутые. Это подхватывается и вырастает в общий тост. Перед гонкой пьют мало. Но за это пьём.

Олег Кесельман справедливо гордится своей трассой: находка с двойным первым поворотом оказалась очень удачной и сохраняла интригу до самого конца заезда.

Вне зависимости от того, по какой из двух дорожек в первом повороте идёт гонщик, время круга должно быть одинаковым. Правда, поначалу внешняя, более длинная траектория всё же получилась быстрее (именно такой вариант на видео), и внутрь быстрые пилоты сворачивали только в случае жёсткого трафика в конце стартовой прямой. Но к гонке шикану на выходе из внешнего рукава сделали более крутой, и мы стали больше пользоваться «короткой» дорожкой.

В этом стихийно образовавшемся кружке единомышленников, я, маскируюсь под мебель, боясь спугнуть момент, впитываю каждое слово. Даже если автоспорт некрасив и небогат, люди в нём прекрасны. Трудно представить себе ситуацию, в которой я бы мог вот так коротко познакомиться с ними. Попробуй-ка подойди во время гонки, ага... И ни в одном интервью не прочтёшь того, что тут обсуждается. И не запишешь, к сожалению. Здесь они живые, среди своих. И мало того что они все вместе. Они открыты, настроены на общение, они рады друг другу, и этот позитив распространяется на нас, везунчиков. Все асы азартны. Все профессионалы. Командный вызов принимают как личный. Шульмейстер, который накануне щедро делился советами с нами, переключается на австралийцев. А ведь это он отобрал у них золото в Швеции.

При движении по льду можно использовать снежные отвалы, как бы опираться на бровку задним колесом. Но отталкиваться от них нужно осторожно. Даже у лёгкого родстера тут велика инерция, и, оттолкнувшись от бруствера, можно улететь к противоположной обочине и даже оказаться верхом на сугробе. То же происходит, если слишком глубоко сунуть в сугроб управляемое колесо, — машину немедленно всасывает в снег и разворачивает... По словам Кесельмана, качество трассы зависит от хорошего грейдериста. На этот раз повезло: грейдером управлял кандидат в мастера спорта по мотокроссу. Сделал трек почти за один проход. Но и ручной труд директора иногда нужен.

По окончании мероприятия зубры автоспорта вернутся к делам насущным. Кто-то продаёт и ремонтирует китайские машины, кто-то строит, кто-то занимается организационной работой, кто-то технической, кто-то тренерской... Как и в советские времена, зарабатывают, чтобы заниматься любимым делом. Их преданность спорту вызывает зависть. Их частная жизнь останется за линией реза книжки с комиксами, где, надевая шлем и комбинезон со спонсорскими нашивками, они становятся супергероями. Не могу отказать себе в удовольствии романтизировать их образы. Всем нам сильно не хватает героев...

Первую квалификационную сессию пришлось потратить на работу бульдозером.

В спортивные таланты журналистов мастера не поверили. Как Сотников сказал, перестраховались. Накануне на тренировках было много разворотов и вылетов. Пикап-буксир с тросом беспрестанно сновал с одного конца озера на другой. Тренеры не рассчитывали на то, что мы сможем взять себя в руки и провести безошибочную гонку. Стратегию выбрали сдержанную, чрезмерно, по их же признанию, пеклись о безопасности. А мы смогли. Ни одного разворота, обошлось почти без помарок. И наставники назвали это приличным профессиональным уровнем. Приятно, чёрт возьми!

Старт гонки давался с места. Трогаться приходилось практически внатяг. Говорят, озеро под нами искусственное: старый карьер пятидесятиметровой глубины.

В почти часовой гонке было два обязательных пит-стопа, чтобы поменялись все три пилота в команде. Мне достался финальный отрезок, и я даже пролидировал какое-то время. Но самым быстрым в этот день был Володя Мельников из «Авторевю»: он тоже ехал последним в своей тройке и вёз мне в среднем по паре секунд с круга. Я потерял время за кем-то из австралийцев, отстающих на круг, и Володя стремительно возник в зеркалах. Несколько минут я сдерживал его вплоть до контакта. Самое смешное, Мельников не знал, что мы обошли их команду на пит-стопе и я защищаю первую позицию. Он ругал меня как неуступчивого кругового.

Мне показывают позицию в гонке, а плюс означает, что я должен добавить и обороняться. Самое классное — видеть стоящего на бруствере Сотникова, болеющего за тебя.

Моя команда не писала на пит-борде количество оставшихся кругов, только позицию. Я не знал, сколько ещё нужно обороняться в таком духе. В какой-то момент уступил натиску Мельникова, а уже через круг дали финиш. Был бы приказ держаться до конца, держался бы. Но, честно говоря, рад, что его не последовало и нас ждал правильный, гармоничный финал. Обошлось без грубостей, я пропустил Володю деликатно, там, где он действительно вырвался на полкорпуса. Все были счастливы в итоге. Мельников радовался заслуженному первому месту. Я — тому, что не испортил нам обоим гонку.

Из-за моего упрямства мы могли оба сойти. Глядя на нашу с Мельниковым плотную борьбу, Кесельман уже подумывал о том, как бы призвать нас к порядку, — переживал за технику.

Если бы я промурыжил его до клетчатого флага, вышло бы по-дурацки: более быстрый Мельников честно выполнил указание Кесельмана беречь машины, а Петровский повёл себя как упрямый тщеславный дурак. А так вышло правильно. И всё же очень странно — радоваться второму месту. Обычно мы зациклены на победе. Выиграть-выиграть-выиграть... Оказывается, красиво проигрывать не менее приятно. Отчего-то все, включая уважаемых спортсменов, остались очень довольны увиденным и щедро благодарили нас с Володей «за шоу».

Оказывается, бывают ситуации, когда второе место так же ценно, как первое.

Сотников: «Да!» Грязин: «Нет!» Австралийцы Стаса чуть было не стали третьими.

Жизнь с педалью в полу — классно. Но я впервые осознал, что иногда полезно на мгновение прикрыть дроссель. Там, где всё по-честному, результат всё равно получается отменный. Нельзя пропускать напористых без боя: самые умные из них жаждут взаправдашней борьбы. Если же превратить своё неизбежное поражение в зрелище, то в итоге, проиграв гонку, ты приобретаешь благодарных соперника и зрителя. Это бесценно для атмосферы таких товарищеских встреч, как Mazda MX-5 Ice Race.

Кавалькада машин с флагами — привет Екатеринбургу от замученной автомобильными манифестациями Москвы.

Обычно то, что пробуется на журналистах, потом применяется на клиентах. Нужно и далее привлекать звёзд к программе Mazda Sport Cup! Хождение героев в народ полезно для автоспорта в целом. Решая маркетинговые задачи отдельной марки, можно сделать нечто большее. Гоночный парк — сильный инструмент популяризации спорта, а в связке с харизматичными чемпионами, уверен, он способен на чудеса.

В выигравшей команде Владимира Череваня (в центре) по жребию оказались два быстрых и стабильных человека: Мельников и эксперт «За рулём» Сергей Воскресенский. Бронза досталась подопечным Виктора Козанкова.

А то ведь у нас появились современные скоростные треки, но интерес к автоспорту пока отстаёт. Серия Mazda Sport Cup с её обширной географией мероприятий должна стать рассадником автоспортивной заразы в национальном масштабе. А машины продают сами себя. Я лично после этих мероприятий попадаю под отражённую волну. Три года назад, проехав демонстрационную гонку в Мячково, я купил MX-5. А после Екатеринбурга захотелось удалить все объявления о продаже и перестроить свою машину в Aori.

Комментарии 
Поделиться
Лайкнуть
Отправить

Закрыть
ВКонтакте Facebook Одноклассники Рассылка Подпишитесь на новости Драйва, чтобы ничего не пропустить.

Комментарии

Загружаем комментарии...