Mazda › KUNST! Постигаем искусство студийной съёмки, привыкая к новой Мазде 3

Влад Клепач,

«Трёшка» — автомобиль с непростой внешностью. Чтобы она заиграла, требуется подойти к процессу вдумчиво и не спеша. На один кадр мы тратили по полчаса.

Съёмка автомобилей — неотъемлемая часть работы редакции. Ведь если не будет красивых кадров, кому нужен такой материал? Мы, журналисты, во время тестов не имеем особой возможности снимать машины в студии, да и не нужно оно нам. Но это не значит, что неинтересно! Поэтому когда Mazda пригласила меня поснимать новую «трёшку» в студии, долго я не раздумывал. Точнее, вообще не раздумывал. А если бы не пригласили, сам бы напросился.

Почти любой увлекающийся фотографией хоть раз да снимал в арендованной студии или пытался соорудить съёмочную площадку у себя дома (на даче, в гараже, подвале). Знаем, как это выглядит: небольшая комната, набор фонов и креплений для осветительного оборудования. Но автомобиль — штука чуть более крупная, чем человек, поэтому и студия тут — не студия, а здоровенный павильон на территории индустриального комплекса.

Подобных студий на всю Москву раз два и обчёлся; на Западе они тоже на деревьях не растут. Слишком уж специфичны и немногочисленны клиенты — позволить себе аренду студии и всего фотооборудования (обычно его цена переваливает за 50 тысяч евро), как правило, могут лишь производители и крупные тюнинг-ателье.

Фона как такового нет: треть павильона занимает бетонный куб со скруглёнными гранями. В нём снимают автомобиль. Машины в таком состоянии, будто в 5 метрах от павильона находится завод, на котором они произведены. В студию две «трёшки» привезли в закрытых прицепах. А по самому павильону (персонал и фотографы, кстати, в бахилах) машины либо катают на специальной «тележке», либо обматывают колёса плёнкой — чтобы не запылились. Тоже своего рода бахилы. Выворачивать колёса на съёмочной площадке не рекомендуется — можно испортить (читай, чуть потереть) поверхность пола.

Итак, машина стоит. Креплю камеру на гигантский, тяжёленный и невероятно жёсткий карбоновый штатив, выбираю нужный ракурс. Готово. Теперь — самая главная и сложная задача: выставить свет. В нашем распоряжении десяток здоровенных вспышек с энергией импульса от 500 до 1500 джоулей. Это в сотни раз мощнее обычной вспышки фотоаппарата. И каждая из них выполняет свою работу.

Во время полевых съёмок я тоже использую свет, но, как правило, дело ограничивается двумя-тремя источниками по 500 джоулей, а машина подсвечивается прямой наводкой. Студия — дело другое. Напрямую в машину светят разве что парой моноблоков, зачехлённых в софт-боксы — это специальные короба из мягкого полупрозрачного материала, дающие мягкий рассеянный свет. Но они создают лишь световые акценты на корпусе автомобиля.

Большинство же источников света направлены не на саму машину, а на стены или в потолок. Зачем? Простой пример: почему в пасмурную погоду не видно теней? Потому что затянутое облаками небо становится гигантским светящимся экраном, равномерно заливающим светом всё и вся. И источник освещения в этом случае — не маленькая термоядерная точка на небосводе, а всё небо. Похожая ситуация тут: светишь в стену, и та отражает свет очень мягко. Так и получается — часть вспышек «бьёт» в стены, чтобы те осветили бока автомобиля, часть — в потолок. Который, кстати, представляет собой гигантский прямоугольный отражатель с электроприводом (один из ассистентов-постановщиков по команде фотографа может приподнять или опустить его).

Без постановщиков в такой съёмке никуда, иначе выставлять свет для каждого кадра будешь часа по два. Другой ассистент перемещает свет. Третий управляется с дым-машиной. А ведь ещё на каждом «светильнике» свои установки мощности, свои насадка-тарелка и фильтр. Серёжа Крестов, который помогал нам снимать «трёшку», в прошлом году делал официальную съёмку концепта Mazda Kazamai и рассказывал, что на той фотосессии (проходила она, кстати, на территории ЗИЛа) у него было 15 ассистентов — и ни один не сидел без дела!

Надо, чтобы масса условий были выполнены разом. Свет должен быть ровным и подчёркивать формы автомобиля. Не должно быть нежелательных бликов или отражений (которые, например, в стёклах машины возникают при первом удобном случае), или слишком ярко освещённых участков. К примеру, в нашем случае половина источников света стояла за машиной: чтобы свет от них не «выжег» салон, на задней двери Мазды закрепили лист «тонировки».

Как правило, автомобили в студии снимают на среднеформатные камеры (у которых физический размер сенсора намного больше, чем у привычных «зеркалок») мегапикселей эдак на 50. Например Hasselblad H3D. Кстати, одна только такая камера без объектива стоит 20 тысяч евро! Значимое в ней — не только в мегапикселях, которые в отличие от мыльниц и телефонов работают все до единого, а в детализации и передаче цветов и тонов. По этим параметрам среднеформатный фотоаппарат настолько же обыгрывает современные Никоны и Кэноны, насколько проигрывает им в удобстве. Такая камера — для вдумчивой съёмки: полчаса компонуешь кадр, выставляешь свет и уже потом нажимаешь на кнопку спуска. Но я не гнался за возможностью распечатать фотографию размером с дом, поэтому снимал обычным Никоном D3.

Ну и что же из всего этого вышло? За пару часов — всего несколько кадров. Вот таких.

Потом закончилось время, а у машины сел аккумулятор. Доволен, с некоторыми оговорками, я остался лишь последним кадром. Но главное — наконец удалось посмотреть и поучаствовать в процессе студийной съёмки. Раньше мне казалось, что делать подобные кадры — работа скучная и нудноватая. Ничего подобного! Тем более, что новая Mazda3 оказалась вполне благодатной натурой.

Комментариев пока нет
Поделиться
Лайкнуть
Отправить
Закрыть
ВКонтакте Facebook Одноклассники Рассылка Подпишитесь на новости Драйва, чтобы ничего не пропустить.

Комментарии

Загружаем комментарии...