KUNST! › KUNST! Узнаём, как создаются карты для автомобильных навигаторов

Влад Клепач,

Компания Navteq была основана в Америке в 1985 году. Сейчас в фирме — в 74 странах — работают 3500 человек. Navteq — практически монополист: его карты «зашиты» в 90% навигаторов, а на российском рынке ими пользуются 19 автомобильных производителей — от Ситроена до Астон Мартина.

«Н авигационная система — дура», — писал я полтора года назад в тесте кроссовера BMW X5. Тогда электронная злодейка постоянно уговаривала меня покончить с собой: сначала повернуть с Ленинградского шоссе налево через отбойник, а затем свернуть направо в тоннеле на Сущёвском Валу. А когда поняла, что делать этого я не собираюсь, постоянно пыталась завезти меня с оживлённой магистрали в какую-то тёмную промзону. По односторонней, против «шерсти»...

Сегодня я еду пассажиром на машине Suzuki Grand Vitara, у которой встроенной навигации на нашем рынке отродясь не было. Но в салоне куча техники: на этой машине геоаналитики компании Navteq разрабатывают карты для навигационок. И именно ими пользуется большинство автопроизводителей. Посмотрим, как их делают.

Карты, разработанные американской компанией Navteq, впервые были «зашиты» в автомобили BMW в 1994 году, а с февраля 2006-го фирма начала работать в России. В экипаже машины, на которой собираются все данные для карт, — два человека. Задача водителя проста — наматывать по 50 километров в день. Сидящий справа оператор вооружён ноутбуком, к которому присоединена тысяча гаджетов: GPS-приёмник, микрофон, видеокамера. В ноутбук «на автомате» записывается маршрут — он позже станет координатами дорог на карте. Мы проезжаем мимо знака «Ограничение скорости», оператор нажимает кнопку на компьютере — и в маршрут на карте записывается соответствующий атрибут.

«Оператор» отмечает необходимую информацию в ноутбуке при помощи планшета и джойстика. Также в его распоряжении видеокамера и диктофон.

Дорога стала шире — меняется значение нужного параметра. Всего таких атрибутов-параметров может быть несколько сотен — одновременно с записью на компьютер GPS-трека фиксируется всё: ширина и покрытие дороги, «лежачие полицейские», заправки, дорожные знаки.

Иногда бывает проще не искать нужную кнопку в интерфейсе, а сделать «граффити» прямо на карте.

Скорость, как правило, небольшая — порядка 10—20 км/ч — иначе оператор не успеет всё записать. Если надо, по одной дороге проезжают несколько раз, а затем данные дорабатываются в офисе с использованием полученных с видеокамеры изображений. После этого карта проходит несколько компьютерных проверок на целостность данных — и отдаётся производителям навигационных устройств.

С недавнего времени на российском рынке карты Navteq «вшивают» и машинам BMW. И обновляются они не раз в полгода, как раньше, а раз в квартал. Значит, «икс-пятый» больше не будет впечатывать меня в стенку? Если бы...

Посёлка Столбуново на карте пока нет — его только предстоит разведать.

Проблема в том, что отданные производителю карты становятся доступны конечному пользователю нескоро — процедура может затянуться до восьми месяцев! С учётом наших темпов строительства это — пропасть. Есть проблемы с точностью, ведь инструменты экипажей крайне просты. GPS-приёмник — самый обыкновенный бытовой: в компании жалуются, что более точную технику мешает купить действующее в России законодательство.

Инерциальные системы, позволяющие с хорошей точностью рассчитывать местоположение даже при отсутствии сигнала (например в тоннелях), Navteq применяет в Европе, но не у нас. Стационарные станции-передатчики (точные координаты которых известны) могли бы корректировать работу GPS-приёмника, но их тоже нет. Хотя в России всё это доступно, и довольно давно — но, видимо, для автомобильных карт экономически нецелесообразно. А ведь встроенные автомобильные (тем более портативные) навигаторы не блещут точностью... И ошибок по-прежнему много — в месяц по «горячей линии» поступает свыше 2000 обращений.

Так выглядит интерфейс «постобработки» карт. Для каждой точки маршрута есть своя фотография.

В компании показывают другие примеры — на купленных ими картах-исходниках конкурентов зачастую бывает так, что перекрёсток «уехал» на пару сотен метров, множество дорог и даже населённых пунктов не отмечено вовсе. Или, наоборот, отмечены, но не существуют. Соответственно, все карты, которые берутся за основу, надо заново проезжать и переделывать. Мол, смотрите — было-то ещё хуже!

Есть и российские проблемы: программное обеспечение Навтека, единое для всех стран, пришлось обучать «урокам» русской езды. В российском офисе говорят: иностранные партнёры долго пытались понять, что такое P-turn (поворот налево через «карман»), или что расположение домов в квартале может быть произвольным. Попробуй-ка найди дом 30, корпус 5 по улице Зеленодольской! «Икс-пятый» не смог.

Но хитроквартальность — гордость Навтека. Говорят, до конца года в карты будут внесены все дворовые проезды Москвы, а в первом квартале 2009-го — и Питера: навигация доведёт прямо до подъезда. Такой точной адресации нет нигде в Европе!

В начале всеобщей автомобильной навигафикации в России все гнались за охватом территории, а сейчас — за качеством. Хотя карты тех 15 городов-миллионников, которые будут доделаны в ближайшее время, — упрощённые, без дорог «пятой категории». За них возьмутся потом.

Мобильные телефоны Nokia тоже используют
карты фирмы Navteq. Ещё бы — в этом году
финны купили чикагскую компанию.

Поле для работы огромное: мобильная навигация в стране только начинает развиваться. Помимо недооснащённости техникой развитию мешает и бум на мобильные навигаторы и телефоны со встроенными GPS-приёмниками. Но в компании уверены — скоро люди наиграются в них и начнут больше покупать встроенные автомобильные навигаторы. А может, это случится, когда подтянется качество? Ведь в Европе у меня не было претензий к «географичке» что на BMW, что на Ситроене. «Через пару лет и к нашим картам их не будет», — уверяют в Навтеке.

А потом...

Навигационный запад уже шагает в другом направлении: тот же Navteq там занимается преимущественно дополнительными сервисами. Системы прокладывают маршруты в объезд пробок, могут «забить» местечко на парковке или сообщить, что спешить в аэропорт не надо, потому что рейс перенесли.

Ещё одна свежая разработка, основанная на использовании навигационной системы: если при приближении к крутому повороту (а ведь навигация отлично знает, какой он крутизны!) машина едет слишком быстро, она скажет водителю: «Тормоза или жизнь».

Те же «точки интереса» — от АЗС и ресторанов до музеев и памятников архитектуры. В одной только карте Нью-Йорка их 60 тысяч, а на всей российской отмечено всего 35 тысяч. Какой бы титанической ни была работа наших навигационщиков, путь будет длинным. И автомобильную навигацию еще долго будут называть «нафигацией».

Комментарии 1
Поделиться
Лайкнуть
Отправить

Закрыть
ВКонтакте Facebook Одноклассники Рассылка Подпишитесь на новости Драйва, чтобы ничего не пропустить.