Ford gt. В Россию не поставляется. У офиса нет инструкций, как быть, если наш клиент бронирует машину за границей. По идее, ещё есть шанс купить автомобиль 2020 года выпуска, если попасть в окно заказов, намеченное на начало 2018-го. У GT для Старого Света на 55 сил меньше, а ценник в евро.

Ford › Эксклюзив! Заполняем пробелы в метрике суперкара Ford GT

Михаил Петровский,

В Россию не поставляется. У офиса нет инструкций, как быть, если наш клиент бронирует машину за границей. По идее, ещё есть шанс купить автомобиль 2020 года выпуска, если попасть в окно заказов, намеченное на начало 2018-го. У GT для Старого Света на 55 сил меньше, а ценник в евро.

Знакомо ли вам название компании Multimatic? Если работаете в автопроме или имеете дело с автоспортом, то наверняка. Но лично я впервые услышал о ней на презентации суперкара Ford GT. Мощная инженерно-промышленная группа из Канады сотрудничает с разными производителями, потому избегает такого пиара, который ассоциировал бы её с какой-то определённой маркой. Это Multimatic, например, реализовал для Астона проекты One 77 и Vulcan. Уточняю, за что именно отвечали канадские подрядчики при разработке GT, — выясняется, проще перечислить, чем они не занимались. Дизайном, сертификацией и, разумеется, идейным наполнением.

В этом видео, снятом по большей части на телефон, — главное, что нужно знать о 655-сильной машине за $450-500 тысяч. Подробнее о конструкции я рассказываю ниже, в разделе «Техника». А заметку хочу посвятить сопутствующим наблюдениям и соображениям.

Стороннему журналисту трудно докопаться, кто придумал вернуть Ford в Ле-Ман аккурат к 50-летию первой победы над Ferrari. История обросла легендами. Говорят, большие идеи часто рождаются условно за игрой в гольф. Боссы таких компаний, как Ford, Multimatic или Roush (её мотор стоит на гоночном GT, а ковка молотит в дорожном), общаются достаточно близко, и происхождение GT вполне может быть кулуарным. А что первично — готовые ли решения поставщиков или техзадание от Форда — никто не расскажет. Такова специфика имиджевого продукта.

У GT есть всё, о чём может мечтать поклонник суперкаров. Порода, зычный мотор с большим диапазоном, настоящая спортивная компоновка, композитная конструкция и сногсшибательный дизайн. И со всем этим Ford не сносит башню. Может, дело в том, что он «канадец»?

Я читал, экс-глава подразделения Ford Performance Дэйв Перикак начинал работу с какими-то волонтёрами чуть ли не в подвалах штаб-квартиры в Дирборне прежде, чем проект с кодовым названием «Феникс» получил одобрение. Самого Перикака на тесте в Солт-Лейк-Сити нет. Его коллеги рассказывают, что в начале 2013 года компания уже занималась гоночной машиной. Решение об участии в Ле-Мане-2016 было основополагающим. Так что если слышите про создание GT в рекордные 14 месяцев, речь просто о какой-то фазе растянутого на годы процесса. Работа над ранними прототипами гражданской версии уже шла в начале 2015-го. Всего программа потребовала почти 60 опытных образцов!

Салон минималистичен настолько, что тут просто негде возникнуть ощущению кустарщины. К качеству немногочисленных деталей не придраться. Но единственный дизайнерский объект — руль — неудобен и перегружен кнопками. Меня заверили, что его утверждали, учитывая мнение гонщиков. Может, зря?

Джамал Хамиди, руководитель глобальной программы «заряженных» Фордов, вспоминает, как участники совещаний FIA по перспективному регламенту на 2016 год удивлялись визитам фордовской группы. Концерн тогда не был представлен в гонках на выносливость. (Купе GT предыдущего поколения стартовало с подачи частников — я видел его в «24 часах Нюрбургринга», — но не было успешным.) Ещё больше все удивились, когда за столом Форда в какой-то момент появился гуру Джордж Ховард Чэппел, бывший шеф гоночной программы Астона Мартина. Серьёзность намерений была налицо, но никто не понимал, какую машину готовят американцы. А те поощряли слухи про боевой Mustang.

Подушка глубокого кресла закреплена жёстко. Двигаются рулевая колонка и педальный узел. Металлические подрулевые лепестки, регулировочные шлейки и другие элементы можно заказать в красном цвете.

Поскольку омологировать гоночный автомобиль нужно вместе с дорожным, одни и те же инженеры параллельно трудятся над обоими. С одной стороны, это обеспечивает беспрецедентную свободу при создании спортивного снаряда. (So much wind tunnel — следует рука-лицо в исполнении Хамиди, — «так много продувок в трубе!») С другой — используемые решения должны воспроизводиться в условиях мелкой серии.

На выбор пять режимов: Normal, Sport, Track, а также Wet для движения по скользкому покрытию и Vmax для достижения максимальной скорости. Семиступенчатый «робот» Getrag — он и в Германии такой, и в Италии. Для тонко сбалансированного шасси не придумать более подходящей трансмиссии.

Так гражданская машина становится сдерживающим фактором. С ней тоже проблем хватает. Тут невозможно, например, применить привычную для конвейерной модели электронную архитектуру. Ни тебе привычных подрулевых переключателей или других готовых компонентов. Поэтому перегруженный руль, поэтому кое-какой однозонный климат и вообще минимум удобств...

Зеркала вынесены далековато. Стойка, прячущая трубу полукаркаса, перекрывает изрядный сектор слева. Но на ходу машина двухметровой ширины не кажется большой, габариты понятны. От медиасистемы можно отказаться, но тогда не будет телеметрии, как в следующем видео.

От тест-драйва у меня двойственное впечатление. Повод — восторг. Однако и сама машина, и атмосфера вокруг неё кажутся холоднее, чем ожидаешь. Автомобилю с учётом происхождения трудно поставить это в упрёк. Если ему не хватает эмоциональности, то просто в силу специфики гоночной техники. Она — про предсказуемость и способность выдавать стабильный результат. И GT в трековом режиме предельно инструментален. А что требует подруливаний на скоростной прямой и рыскает при интенсивном торможении на кочках, говорит лишь о том, что его не пытались сделать универсальным. Это скорее плюс.

На плоском, как стол, комплексе Utah Motorsports Campus проводятся североамериканские авто- и мотогонки, трек-дни и ивенты. Рекорд круга на прототипе класса LMP2 принадлежит Тимо Бернарду. Мы ездим по западному кольцу (выделено цветом): 13 поворотов, 3,52 км. На видео — Скотт Максвел.

Да, в условиях, непривычных чисто гоночному шасси (всякие там ямки-заплатки), дорожные от рождения машины ведут себя увереннее. Но мало кто из конкурентов может похвастать родословной, восходящей к спортпрототипам. А на шасси GT достаточно разок глянуть, чтобы понять: поглощение Мультиматиком Лолы бесследно не прошло. И вообще, значимость проекта определяется его целью. В этом смысле GT выгодно отличается от соперников из гражданского автопарка. Для меня самое привлекательное в GT — его функциональность омологационной модели. Конечно, такие проекты планируются со всех сторон, в том числе и потребительской. Но тут прямо видно, что Форд не задуман как продукт.

В трековом режиме упругими элементами остаются только торсионы, как у гоночной машины. К обоим проектам был прикомандирован один инженер компании Michelin. Cup 2 отлично подходит характеру Форда, обеспечивая быстроту откликов и плавность переходных процессов.

Чего стоит двойная регулировка рулевой колонки. Один фиксатор позволяет менять угол наклона и вылет. Другой — только вылет, но в гораздо большем диапазоне. А эти матерчатые шлейки фиксаторов, сложный в обращении дверной замок, блок освещения от Mondeo — всё в лучших традициях мелкой серии. Паноптикум вынужденных решений. Когда Ferrari перестала себе такое позволять, у нас убавилось тем для разговоров.

Вращающийся селектор «робота» фиксируется в позиции D, а при выключении зажигания откручивается в исходное положение. На тоннеле аккуратно пристроены выключатели аварийки, ESP, комфортного режима подвески и режима увеличенного дорожного просвета.

В дни, когда даже частные конторки печатают собственную фурнитуру на 3D-принтерах, Ford выпускается с едва уловимым налётом кустарщины. Её ощущение так ненавязчиво, что только умиляет. А вот американцы как будто стесняются: к премьере не опубликовано ни секунды фирменного видео интерьера. Чудаки. Главное — по ходу знакомства с GT вообще не возникает вопроса, почему так дорого.

На обычных дорогах нет претензий ни к комфорту, ни к управляемости — только к курсовой устойчивости на неровном покрытии при интенсивных разгоне и торможении. Предпочтение отдаётся клиентам, которые ездят. Ресурс двигателя — «15 лет по нескольку тысяч километров в год».

Что касается нехватки искры из-за слишком ровного нрава, то её с лихвой могли бы компенсировать правильные люди вокруг. Но какой-то он бесхозный суперкар. Надо отдать должное фордовским инженерам, чужих лавров им не надо. Несмотря на большой стаж в проекте (у всех за плечами по два — два с половиной года с GT) оценивают свой вклад скромно. Непривычно, что, представляя такой знаковый автомобиль, никто не говорит от первого лица: я решил, я сделал, я настоял. По идее, большой босс Хамиди мог бы, но какой-то он уставший. Признаётся: в отделе Ford Performance так много параллельных проектов, что на совещаниях порой путает тему встречи.

В исходном положении заявленный клиренс составляет 120 мм, в трековом — 70. Режим Vmax тоже требует опущенного кузова, но крыло прячется. При необходимости нос можно задрать на те же 50 мм от нейтрали за счёт поворота торсионного коромысла в противоположную сторону.

Американцы как мы. Им быстро становится скучно. Не немцы, не японцы. За пятидесятый вопрос лучше извиниться, с 55-м не стоит подходить. Позже канадский коллега интересуется, приезжал ли к нам на тест главный конструктор Мультиматика Ларри Холт, и сокрушённо качает головой, получив отрицательный ответ. Для Холта GT — родное дитя, он готов взахлёб рассказывать историю каждой детали.

Однако в публичных интервью он предельно сдержан: да, мол, выпускаем модель, разработанную Фордом. Машину за полмиллиона долларов или даже евро продают строго три компонента «Ford–GT–Ле-Ман». Никаких суррогатных родителей. Но получается, что в плане продуктовой коммуникации суперкар здорово не добирает из-за нюансов корпоративной этики.

Прощающая ошибки машина с простой механической блокировкой дифференциала. Нам нельзя отключать систему стабилизации. Но и просто в трековом режиме она допускает незначительные скольжения. Однако Ford не кажется избыточным и комфортнее ему в ходовых виражах.

Я столько внимания этому уделяю, потому что забудется. Для истории такие пустяки не важны. А что GT оставит в ней след, несомненно. Во-первых, это красиво. Образ действительно на все времена. Во-вторых, хитрая схема, придуманная Фордом, делает дорожную машину почти столь же привлекательной, как настоящие homologated specials конца 1990-х. Недаром ещё в 2016-м было собрано шесть с половиной тысяч предзаказов. Только Ford как-то уж слишком рьяно их отсеивает. В итоге до сих пор можно подать онлайновую заявку. В то же время фирма судится с клиентом из-за появления GT на вторичке, вопреки договору держать его в первых руках пару лет...

Углеродокерамические тормоза Brembo — стандартное оборудование, а композитные колёса предлагаются за доплату. Ящик объёмом 13 л в термонагруженной зоне над коробкой передач — всё багажное пространство, не считая бардачка.

Своеобразный маркетинг — не основная проблема суперкара. По-моему, тут неправильный мотор. Нет, я понимаю, что гоночный GT изначально построен вокруг «битурбошестёрки», и двигатель иной архитектуры не поместится в сужающемся к хвосту кузове. Просто на правильном гоночном шасси, при наличии незаметного преселективного «робота» именно мотор отвечает за формирование характера. Тут просится что-то особенное. А стероидный EcoBoost 3.5 на основе мотора от Раптора не кажется таковым. Он производит много шума и бойко везёт — но я не могу отделаться от ощущения, что для дорожной машины он такое же вынужденное решение, как блок света от Мондео.

Многие автомобили трудно отличить друг от друга при взгляде сверху. А GT не просто безошибочно узнаваем — это один из его наиболее выигрышных ракурсов. Кстати, ещё недостаток родства с гоночной машиной — отсутствие праворульной версии.

Создателям гражданских Ferrari в этом смысле проще. Строишь красивый мотор и к нему — шасси по настроению. Хочешь — вертлявое, получится 488 GTB, хочешь — строгое, как у Speciale, о которой так напоминает управляемость GT. Ни одну из этих машин не упрекнёшь в недостатке харизмы, и в этом большая заслуга мотористов. Вообще, при всех плюсах GT проигрывает Ferrari (да и любому серийному конкуренту) в целостности продукта, поскольку инженерная школа, создавшая его, не имеет отношения к бренду, под которым идёт продажа. В GT слишком мало фордовской ДНК, хотя традиционно суперкары являются чистейшей породой. Написал это и подумал: может, и правильно подрядчики держатся в тени...

На характер такого собранного автомобиля должно заметно влиять изменение углов установки колёс. Владельцев, пресыщенных стабильностью GT, ждут интересные эксперименты. Правда, компоновка с мотором в базе изначально повышает цену ошибки с настройками. Коэффициент Cх — 0,35.

Зато он прекрасен как спортсмен. Модно выражаясь, тру. В смысле true — настоящий, не подделка. Он как большой Porsche 911 GT3 RS. Сюда можно просто поставить слики, достроить каркас безопасности — и заявиться на какую-нибудь гонку вроде «24 часов Нюрбургринга». Только ремонт в случае чего будет гораздо дороже, чем у Porsche. И самое прикольное, что таких машин будет больше.

В 1966-м прототипы GT40 заняли весь подиум: первый номер взял серебро. За полвека Ford нашёл способ сократить издержки от реализации гоночных амбиций. Тысяча проданных GT принесёт полмиллиарда в течение четырёх лет. Со стапелей в канадском Маркеме сходит по машине в день.

Ведь Ford не единственный, кто изучал перспективные техтребования. Центр борьбы в длинных гонках, похоже, смещается в этот класс. Что-то мне подсказывает, мы увидим на треке и Валькирию, и AMG One и необычную Тойоту. Ford раньше всех успел подготовить машину с нуля. Но зная, как тесен мир автоиндустрии, не удивлюсь, если у американцев уже всё расписано. И среднемоторный Chevrolet c наддувной «восьмёркой» стартует аккурат на какую-нибудь свою важную годовщину.

Паспортные данные

Ford GT
Кузов
Тип кузоваберлинетта
Число дверей/мест2/2
Длина, мм4779
Ширина, мм2003
Высота, мм1063–1109
Колёсная база, мм2710
Колея передняя/задняя, мм1694/1662
Сухая масса, кг1385
Снаряжённая масса, кг1483
Объём багажника, л11,3
Двигатель
Типбензиновый с комбинированным впрыском топлива и турбонаддувом
Расположениев базе, продольно
Число и расположение цилиндров6, V-образно
Число клапанов24
Рабочий объём, см³3497
Макс. мощность, л.с./об/мин655/6250*
Макс. крутящий момент, Н•м/об/мин750/5900
Трансмиссия
Коробка передачроботизированная, семиступенчатая
Приводзадний
Ходовая часть
Передняя подвесканезависимая, пружинно-торсионная, двухрычажная типа push-rod
Задняя подвесканезависимая, пружинно-торсионная, двухрычажная типа push-rod
Передние тормозадисковые перфорированные
Задние тормозадисковые перфорированные
Шины передние245/35 R20
Шины задние325/30 R20
Дорожный просвет, мм70–120
Эксплуатационные характеристики
Максимальная скорость, км/ч347 км/ч
Время разгона с 0 до 100 км/ч, с<3.0
Расход топлива, л/100 км
— городской цикл21,4
— загородный цикл13,1
— смешанный цикл16,8
Норма токсичностиЕвро-6
Ёмкость топливного бака, л57,5
ТопливоАИ-98
* Данные для американской версии.

Техника

Журналистам редко дают проследить историю создания автомобиля буквально до чертёжной доски. В случае с GT у всего проекта есть вполне конкретная отправная точка — техтребования гоночного класса FIA GTE (Grand Tourisme Endurance). И на этих схемах хорошо видно, как именно регламентируются размеры и положение аэродинамических элементов.

Компоновочный эскиз, на котором видны контуры двух референсных автомобилей: Ferrari 458 Speciale и McLaren 650S. Обратите внимание на длину заднего свеса у Форда, рассчитанного на большой гоночный диффузор. Ford, не выступая в гонках на выносливость FIA, принимал живое участие в разработке перспективных требований и оказался первым из автопроизводителей, подготовившим машину по новым правилам.

Подобной конструкцией на основе углепластикового монокока могут похвастать разве что Lamborghini Aventador да McLaren 720S. Но никто из них не противостоит Форду в спорте. Там у конкурентов — сплошь алюминиевые или гибридные силовые конструкции с использованием композита.

Архитектура двухрычажных подвесок с вынесенными на корпус амортизаторами напоминает схему, используемую на спортпрототипах. Один из старейших их разработчиков, Lola, является подразделением Мультиматика. В качестве упругих элементов используются не только торсионы, как у гоночного GT, но и традиционные витые пружины. Всё собрано на шарнирах.

Пружина совмещена с гидравлическим актуатором, который воздействует через торсион (выделен зелёным) на коромысло, соединённое тягой с нижним рычагом. Выключая пружину, замок проворачивает коромысло, и таким образом изменяется клиренс. Особую элегантность решению придаёт обратный ход актуатора, благодаря которому коромысло крутится в другую сторону, и машина приподнимает нос на те же 50 мм.

Крыша усилена трубчатой конструкцией, близко воспроизводящей внешнюю канву гоночного каркаса FIA с тем же сечением. В обоих случаях используется хром-молибденовый сплав 15CDV6.

Углепластиковый монокок состоит из 45 элементов, отлитых под давлением. Такая технология позволяет упростить и производство, и ремонт.

Цельноалюминиевый двигатель с 60-градусным углом развала на 60% унифицирован с мотором пикапа Ford Raptor. У них общие блок цилиндров, его головки, клапанные крышки, системы зажигания и питания с комбинированным впрыском. Прочее — своё собственное. В первую очередь это система смазки с сухим картером и четырёхсекционным насосом. Причём основание масляного бачка на 14,5 л — это несущая конструкция для крепления навесного оборудования, перенесённого на заднюю часть двигателя. Такая компоновка позволяет сдвинуть весь силовой агрегат глубже в пределы базы, улучшая развесовку и минимизируя момент инерции вращения вокруг вертикальной оси.

Список уникальных компонентов продолжают кованые коленвал и шатунно-поршневая группа, поставляемые фирмой Roush, турбокомпрессоры Honeywell (1,8 бара в пике), прокладки головок, водяная помпа и газораспределительный механизм с изменяемой высотой подъёма клапанов. Двигатель строит не Multimatic, а неназванная компания-подрядчик, принадлежащая Форду.

Наконец, одна из главных особенностей этого двигателя 3.5 — причудливая впускная система. Промежуточные охладители наддувочного воздуха разнесены по боковым понтонам в угоду аэродинамике. Воздуховоды от интеркулеров к дросселю проложены внутри пилонов кузова, также являющихся элементом оперения. Забор производится в районе задней колёсной арки.

Скомпоновано, безусловно, изящно. Но впускной тракт получается очень длинным. Сравните такое решение с компактными европейскими схемами, где турбокомпрессоры расположены в развале блока. Неудивительно, что не обошлось без антилага. В спортивном и трековом режимах даже при отпущенном газе дроссель остаётся чуть-чуть приоткрытым, не позволяя крыльчаткам замедлиться ниже порога 20 000 об/мин. Благодаря этой функции, двигатель развивает рабочее давление почти на полсекунды быстрее, чем без антилага.

На сайте фирмы Getrag указано, что преселективный «робот» 7DCL750, как следует из индекса, рассчитан на пиковый момент до 750 Н•м. Но на Ferrari 488 GTB та же коробка имеет дело c битурбомотором V8, превосходящим тягой фордовский. Стало быть, резервы есть. Причём на GT трансмиссия работает в более щадящем режиме: даже на треке не слышно такого явного перекрытия сцеплений, которым отличаются наиболее радикальные алгоритмы Ferrari. Да и launch-control работает мягче. Низшие передачи у Форда короче в сравнении с 488 GTB, но главная пара Форда — аж 3.667 против 5.14 у «итальянки», и в целом ряд получается существенно длиннее. Особенно это заметно на высших ступенях, что тоже вносит свой вклад в более высокую максималку (347 против 330+).

Важное отличие дорожной машины от гоночной — активная аэродинамика. Кузов изначально спроектирован с акцентом на прижимную силу, а для гражданской версии важна ещё и максимальная скорость. Кроме того, нужно поддерживать аэродинамический баланс в зависимости от положения антикрыла. Так, под передним бампером появились моторизованные заслонки, перенаправляющие поток в зависимости от выбранного режима. При закрытом канале выше прижим, благодаря ускорению потока под днищем. При открытом — часть воздуха проходит поверх сплиттера, снижая сопротивление.

Антикрыло меняет высоту, угол атаки (включая режим воздушного тормоза) и геометрию, благодаря подвижной задней части со встроенным приводом. На максимальной скорости заднюю ось грузит сила, эквивалентная давлению массы 204 кг.

В машине свыше 25 микропроцессоров. Они обрабатывают до 100 гБ данных в час, генерируемых полусотней различных датчиков. Для сравнения, столько же информации беспилотник сегодня собирает за минуту.

История
Леонид Попов и Эмиль Вернер

Прародитель всей этой линии — среднемоторное купе Ford GT40. Оно было создано специально для гонок на выносливость в пику доминировавшим в начале 1960-х Ferrari. Существовало четыре основные версии (MkI-IV), причём первые три проектировались в Англии, а четвёртая — в США. Все оснащались моторами V8 (объём колебался от 4,2 до 7 л). GT означало Grand Touring, а 40 — высоту в дюймах (1,02 м). Столь низкий силуэт во многом определил образ машины. GT40 в разных модификациях выпускался с 1964 по 1969 год (107 экземпляров). На его счету немало подиумов и титулов, главное же — четыре победы подряд в абсолюте «Ле-Мана» (с 1966 по 1969 г.).

Опыт с GT40 привёл компанию к появлению в 1968 году среднемоторного спортпрототипа Ford P68 с трёхлитровой «восьмёркой» Ford-Cosworth и алюминиевым монококом. Ещё более эффектный внешне автомобиль оказался несчастливым. Он отправлялся на несколько гонок (например, «1000 км Нюрбургринга» и «1000 км Спа»), но в большинстве из них не мог либо стартовать (из-за поломок после квалификации), либо финишировать (опять же из-за механических проблем с двигателем, трансмиссией, тормозами).

Дорожный наследник Форда GT40 был назван просто Ford GT. Узнаваемость облика дизайнеры обеспечили стопроцентную, хотя новое купе было крупнее прообраза (длина 4,64 м против 4,06, ширина 1,95 против 1,78). Цифра 40 пропала из имени не только из-за изменившейся высоты (1,13 м, или 44,3 дюйма). Просто права на индекс GT40 принадлежали британской фирме Safir, которая в 1980-х строила копии оригинального Форда. С ней договориться не удалось. Машина с алюминиевой оболочкой, скрывавшей агрегат V8 5.4 с механическим компрессором (558 л.с., 678 Н•м), системой смазки с сухим картером, а также шестиступенчатую «механику», покорила современников первобытной мощью: водителю приходилось полагаться только на своё мастерство, а не на электронику, чтобы совладать с аппаратом, набиравшим 160 км/ч с места за 7,4 с и развивавшим максималку 330 км/ч (с лимитатором). С 2005-го по 2006 год было выпущено 4038 экземпляров.

Второе поколение GT уходит корнями к болиду Daytona Prototype. На нём дебютировал шестицилиндровый битурбомотор EcoBoost 3.5 с непосредственным впрыском, разработанный совместно фирмой Roush Yates Engines и отделением Ford Performance. Прототип Ford DP, оснащённый этим Экобустом в паре с секвентальной коробкой передач, дебютировал в январе 2014 года на суточной гонке Rolex 24 at Daytona.

Именно вокруг этого мотора был построен гоночный Ford GT категории GTE, созданный с прицелом на знаменитую гонку в Ле-Мане и соревнования WEC. Эта машина была подготовлена за 14 месяцев, когда ещё не высохли чернила в обновлённом техрегламенте FIA. Благодаря смелым аэродинамическим решениям, вызвавшим немало споров, она стала самой технологичной и быстрой в пелотоне. Ford получил углепластиковый монокок и подвеску на треугольных рычагах а-ля старшие прототипы LMP1. Ничего удивительного: фирме Multimatic принадлежат права на интеллектуальную собственность почившей в бозе конструкторской компании Lola.

Пошли слухи, что на гонках в Дайтоне и Спа Форды команды Chip Ganassi Racing специально ехали слабо, чтобы не попасть на догрузку перед суточным марафоном в Ле-Мане. Ведь на дебютной гонке «24 часа Дайтоны» GT заняли в своём классе седьмое и девятое места, а в Бельгии ― второе. В Ле-Мане 2016 года, на 50-летие первой победы GT40, состоялся триумф: экипаж Джоуи Хэнда, Дирка Мюллера и Себастьена Бурдэ заняли первое место в классе LMGTE Pro, опередив Ferrari 488 GTE под управлением Джанкарло Физикеллы, Матео Малучелли и Тони Виландера.

За кадром

В закадр к этому тест-драйву превратился почти месячный трип. Был и Нью-Йорк, и Техас, и много Калифорнии. Музей компьютеров и диковинное авто-авиа-шоу в Хаф Мун Бэй. Всё это есть у меня в Инстаграме. Особенно удался автомобильный вояж из Сан-Франциско в Лос-Анджелес. К сожалению, важная часть берегового шоссе номер 1 оказалась перекрыта из-за оползней. Но я всё равно заехал на Лагуну Секу и прихватил океанский закат в районе Морро Бэй. Спутником моим был пятилитровый Mustang GT на 18-дюймовой всесезонке. И когда в конце странствий я добрался до фордовских инженеров, меня мучил только один вопрос: как столь красивую и резвую машину можно было снабдить такой бездарной подвеской?

Относим Ford GT к классическим homologation specials?

  • Да, формальные признаки налицо
  • С натяжкой — великоват тираж
  • Нет, это обычная дорожная машина
  • Не понимаю вопрос

Крупным планом

Комментарии 133
Поделиться
Лайкнуть
Отправить

Закрыть
ВКонтакте Facebook Одноклассники Рассылка Подпишитесь на новости Драйва, чтобы ничего не пропустить.